КХ

из прессы

- Я сразу прикипела к театру Российской армии душой, мне там нравилось. Это мой родной дом несмотря ни на что. В 94-м Петер Штайн приехал ставить в нашем театре «Орестею». И когда был объявлен конкурс на Электру и мне позарез надо быть в Москве, мое доблестное начальство вдруг отправляет меня с шефским концертом в Чечню (шла первая чеченская война). Я умоляла директора: «Пожалуйста, позвольте мне остаться. Ну как же я пропущу кастинг?!» Тот принялся уговаривать меня, объяснять, как это важно для всех. И тогда я сказала: «Хорошо, я полечу, но в таком случае зачисляйте меня обратно в труппу». Он согласился. Я слетала во Владикавказ, в Моздок, выступала по четыре концерта в день на полях, на броневиках. В итоге я набралась там максимум положительной энергии, ведь самая благодатная публика на свете – это солдаты и дети. Вернувшись взбодренной, я выигрываю конкурс и играю Электру у Штайна вместо Тани Догилевой.

- Петера Штайна нередко называют диктатором. А вам как с ним работалось?

- Он принес нам жесткую форму, от которой ни вправо, ни влево отклоняться было нельзя, пошагово была расписана каждая мизансцена. Но при этом Штайн сумел влить в постановку русскую душу, и в итоге получился лучший спектакль года. Нет, он не диктатор, он художник. Это такое счастье, когда режиссер может тебе без паузы ответить на любой вопрос, когда он точно знает, чего хочет. Поэтому работать с ним невероятно легко. Он не из тех, кто вымучивает каждую сцену: «А давайте попробуем так… Нет, что-то мне это не нравится, давайте-ка переиграем по-другому» ...

Рейтинг@Mail.ru

Ксения Хаирова

актриса театра и кино, певица